Человеки всех стран соединяйтесь! (chichilimov) wrote,
Человеки всех стран соединяйтесь!
chichilimov

Похороны

RD-UJWvbaEw
Богатыри прошлого и настоящего. Кадр из фильма.

В 1980 году на экраны советских кинотеатров вышел фильм «Старый новый год». Эдакая гипертрофированная сатира на тогдашнее общество. Как и положено сатире, она как бы поднимает серьезные вопросы под видом общей несерьезности. Но, в данном случае, именно что «как бы».

Не знаю, задумывали так режиссеры или нет, но у них получилось чудовищная двойственность. С одной стороны, серьезными экзистенциальными вопросами задаются сами герои фильма («а правильно ли мы живем?»). С другой — авторы фильма. Но второе вообще не очевидно, а первое превращено в балаган, фарш, который, конечно, самый настоящий пошлый фарс — перемолотое, обессмысленное содержание. Но обо всем по порядку.

Итак, сюжет. В советской предперестроечной новостройке две семьи из совершенно разных миров (рабочие и интеллигенция) празднуют старый новый год. Празднуют в компании родственников и друзей. И на одной лестничной клетке собрался как бы слепок советского общества.

Совсем скоро оказывается, что хотя семьи из разных миров, но проблемы и ситуации у них буквально те же. И что у них там все сгнило и переродилось. Что рабочий уже никакой не рабочий: его труд лишен смысла (он вставляет динамики в детские куклы). Что интеллигенция, которая должна заниматься будущим и смыслами, проектирует унитазы. И хотя обе семьи — рабочего и интеллигента — еще сохранили память о том, кем должен быть настоящий рабочий и настоящий интеллигент, но сами ими уже не являются. Все по-существу обеспокоены только материальным благополучием. А слова интеллигента о том, что «неправильно живем» — отдают бесконечным самолюбованием, позерством, актерской игрой. Не хочет он жить иначе, он хочет больше материальных благ. Как и его сосед (два пианино или одного хватит?).

Нет любви. Каждый герой живет для себя, при этом постоянно говорит, что живет для других.

И совершенно очевидно, что все сошли с ума.

И что нет идеалов. Совсем нет. Обе семьи хотят лучшей жизни. В чем по их мнению она заключается? В лучшем материальном благосостоянии. В квартирах побольше. В более качественном отдыхе. В книгах на полках в цвет обоев. И в пианинах для мебели.

И не случайно в одном эпизоде фильма в лифте сидит собака. Ну то есть зверь. А лифт — метафора перехода — социального лифта. Путь снизу вверх преграждает зверь.

И этот эпизод с мухой. Когда из-за мухи (читай пустяка) — случается бешеная агрессия и квартире наносится несравнимый ущерб.

И этот вопрос в фильме: «А что это за дед с медалью? Он кто?». Дед с медалью — метафора на героических дедов времен Великой Отечественной войны. Их забыли. Они уже никто.

И на фоне всего этого растут чудовищные дети — метафора будущего. И в общем понятно, куда все катится, когда дети начинают выбрасывать учебники в мусорку. Оно катится в пропасть.

И все серьезное, важное, сложное превращено героями в балаган. И карнавал. Во время карнавала все переворачивается. Это выражается, напирмер, в одежде: женщины переодеваются в мужчин, мужчины в женщин. Если помните, эта сцена есть в фильме. Герой рассказывает о том, как на свадьбе так поступили их знакомые: переоделись в одежду друг друга. И главный образ карнавала — беременная смерть.

И все герои бесконечно орут, орут и орут.

«Похороны, похороны — хором орут вороны», поется в одной из песен отечественной группы «Ленинград» (кстати, эта песня, как ни странно, из альбома «Фарш»). Герои фильма — это вороны, которые кружат над убитыми смыслами, над убитым советским идеальным.

А внизу это самое идеальное хоронят.



«По дороге МКАД едет свадьба — горько!». Так и хочется переиначить: «Едет ПЕРЕСТРОЙКА!». К слову, свадьба в песне — это та самая беременная смерть, главный образ карнавала.

Через шесть лет после выхода фильма в Советском союзе начнется перестройка. Советские диссиденты, ненавидящие свою страну, считающие ее идеальное фуфлом, с разрешения партии(!) получат полный доступ ко всем крупным СМИ. И выльют свой диссидентский яд на население. Сведенное с ума население, показанное в фильме, сойдет с ума уже окончательно, отбросит последнее идеальное, а через пять лет — отбросит страну.

Собственно, оглянитесь кругом. Идеальное убито и похоронено. Все живут материальным. И совершенно очевидно, что его меньше, чем было в Союзе. И что сейчас мы живем хуже. Особенно — наша интеллигенция (так шикарно обставить квартиру как в фильме, она уже никогда не сможет).

Приехали. Фарс на экране стал фаршем в реальности.

Закончить заметку хочу процитировав Сергея Шнурова, лидера группы «Ленинград».

Слово фарш происходит от итальянского farcio - начинка. Внутренне содержание. В нашем случае мелко порубленное. Измельченные хрящи и хребты настоящего. Препарированная мякоть современности. Размотанные и пропущенные через мясорубку интерпретаций кишки нашего времени. В этом фарше приправой, которая призвана отбить сладковатый запах мертвечины, служит фарс. Площадной театр. Низовая культура. Язык немой толпы. Шагом, фарш! Фарс наш! (http://instagram.com/p/wbBuYll9-x/?modal=true)


Tags: война с культурой, фильмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment